Naruto - Нити Судьбы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto - Нити Судьбы » Бордель » Джирайя и Орочимару


Джирайя и Орочимару

Сообщений 1 страница 20 из 109

1

Легендарные саннины... И уже ставшее привычным времяпрепровождение...

0

2

Орочимару раздираем был противоречивыми желаниями: рассмеяться, выругаться и убить кого-нибудь. Как-то по другому он себе представлял чудом выкроенное время, которое легендарный злодей так мечтал потратить на отдых.
Отдых.
Ну-ну.

И главное ведь не сказать, что был он сильно пьян, когда исключительно из нехорошего любопытства…
и чем ты меня удивишь?
…согласился на предложение непонятного типа, наглухо замотанного в плащ.
фи.
Кажется это звучало, как "исполнение потаённой мечты".
интересно, чьей?
В результате, саннин и глазом не успел моргнуть, как оказался перенесён – именно так, и никаких иллюзий…и лёгкое любопытство к неизвестной технике…чёрте куда. В комнате царил приятный тёплый полумрак,  пол под какого-то чёрта босыми ногами был тёплым, а кимоно, которое…
какого…
…оказалось на злом гении вместо его привычной одежды, норовило сползти с плеч.
- Блеск, - мрачно прошипел Орочимару. – Отдохнул, блин. Забил на работу, ага…
В углу комнаты вольно развалившись, кто-то спал. Орочимару ещё не успел разглядеть толком, но под ложечкой смутно и нехорошо засосало.
Ну на-адо же. Что тут у нас. И что с этим делать? Оно, интересно, живое?
Санин аккуратно присел на колени рядом с…ну да. С той-самой-грёбанной-жабой. Интереса ради потыкал пальцем. Жаба отреагировала невнятным бурчанием.
Живое…ладно. Клон, не клон?
Искать что-нибудь, чем можно было бы нанести повреждение структуры, было лень и Орочимару, не мудрствуя, осторожно приподнял руку предполагаемого клона – тёплую и тяжёлую. Сонную. Примерился – и от души цапнул за палец, прокусывая кожу.

0

3


Легендарный жабий саннин проснулся от резкой боли в пальце. Отвратительной такой, пульсирующей. Первым, что вырвалось, было хриплое:
- Твою мать! - И Джирайя энергично встряхнул рукой.
И только после этого соизволил открыть глаза.
Увиденное его, мягко говоря, сильно удивило.
Мужчина точно помнил, что спать он лёг недавно и в своей постели. Вернувшись из очередного похода по девочкам (ах, те две сестрички-брюнетки были диво как хороши!), он завалился отдохнуть немного...и... и что это?
- Обана... - Изумлённо протянул Джирайя. И было на что дывиться. Во-первых, он был не дома. В каком-то другом помещении, на футоне, но не дома - то-то спать так неудобно...Во-вторых, рядом в ним на коленях стояла ещё она брюнетка...что?!
Нихрена и не брюнетка. И притом весьма и весьма хорошо знакомое "нихрена не".
- Орочимару, ты чё тут делаешь? - Джирайя не нашёл ничего умнее спросить, всё ещё сонно, но сильно нехорошо прищуриваясь. - И чё тут я делаю?...
Он потёр лицо и снова уставился на сокомандника. Потом на свой ноющий и чуть кровоточащий палец. Снова на змея, фокусируясь на крохотной алой капельке  на нижней губе бывшего товарища.
О. Мало того что припёрли чёрти куда...о ксо! Обрядили черти во что...так ещё и этот тут! И в вампира-недоучку играется!
- А умнее ты ничего не мог придумать, гениальный ты мой? - и тут только он заметил то, что (помимо, конечно, похабного откровенно женского кимоно, спадающего с худощавых плеч) в облике змея было не так. Блестящие глаза. Чуть заметный румянец на белых щеках.
"Да ты надрался, аспид!"
Хотя это, конечно, было довольно сильным преувеличением. Надрался - это когда на ногах не стоишь. А тут с этим вроде бы всё путём...только вот головушка уже  поплыла у змейки.
"Держал бы ты при себе свой харассмент, а..."
Почему подумалось, что Орочимару понесёт именно в эту степь - чёрт знает. Может, виной тому укушенная конечность, а может ещё что.
Джирайя подобрался на футоне, разглядывая то, во что его облачило волею судеб.
"Мда...клоун"
Он раздражённо содрал с себя чужое кимоно, странные гетры, совершенно идиотские слишком высокие гэта и ещё пару тряпок без опознавательных знаков. Остался только в хакама и обильных висюльках. Но это было даже забавно.

0

4

- Твою мать! – взвыло тело, не просыпаясь и энергично отмахиваясь. Орочимару выпустил палец изо рта и скривился, испытывая сильнейшее желание сплюнуть. А лучше пойти почистить зубы.
Не клон… увы, кажется, действительно жабка.
Ксо.
ЧТО значит, что ты тут делаешь?!

Гений моргнул, растерявшись настолько, что даже язвить не стал. Джирайя ещё чего-то там невнятно, но возмущённо побормотав, принялся себя рассматривать. Выражением лица он напоминал очень глупого кота. Которому, наконец, удалось словить и разгрызть картонную мышь на верёвочке. Очевидно придя к какому-то решению, бывший Орочимаровский сокомандник устроил что-то вроде стриптиза…то ещё зрелище.
Левая орочимаровская бровь изумлённо вздёрнулась, вечная ухмылка приобрела откровенно брезгливый характер.
- Что ж ты так…раньше было лучше. Серьёзно. Видно меньше было, - сообщил саннин, судорожно поддёргивая чёртово кимоно. Если честно, он подумывал и вовсе от него избавиться: если предстоял мордобой – а что же ещё, в такой-то компании? – то дурацкая, сползающая шёлковая тряпка сильно мешала бы движениям. Но увы, ему повезло не так сильно, как белобрысому недоразумению: каге звука штанов не досталось. Так что… Орочимару смурно глянул на заспанную и агрессивную морду бывшего сокомандика и решил повременить с избавлением от той самой тряпки.
Нет, и всё таки…какого чёрта?!...может, я сплю, а?
Протянувшись через Джирайю, злой гений осторожно, двумя пальцами, взял сброшенную обувь. Приподнял, с явным интересом изучая:
- Интересно…нэ, Джирайя, ты как, в театр подался? Или всё таки решил сам заделаться шлюхой, вместо того, чтобы за ними бегать? Впечатлился доходами, м? – жуткая обувь была с отвращением отшвырнута прочь. Орочимару таки поднялся на ноги и отошёл в угол, ожесточённо потирая висок и косясь на бывшего сокомандника.
- И как? Клиентура обширная?
Идиотское кимоно радостно решило окончательно свалиться, повиснув на локтях. Саннин незатейливо раздражённо выругался, снова поправляя его.
Нет, ну от повседневности я отвлёкся точно…ками-сама, где мой кабинет? Кабуто? Исследования? Нудная работа и тупые подчинённые?...я уже скучаю

0

5


Джирайя среагировал на дурацкие полупьяные подъёбки змея сардоническим изгибом белой брови...тем не менее постепенно выходя из себя.
- Подбери язык, не наступил бы на него, змеюка. И кстати, уж прости, на продажную женщину ты смахиваешь всё-таки больше, - он выразительно глянул на шёлковую ткань, пытающуюся с телом сокомандника распрощаться. - Только в чём дело? Неужели же у Деревни Звука всё настолько плохо, что даже не хватает на шмотку по размеру для своего лучшего товара?
Жабий саннин хмыкнул, потянулся и встал, проходясь по комнате. Заглянул за узорчатую красную ширму, потом подошёл к встроенному шкафу и начал по очереди отодвигать дверцы, разглядывая содержимое.
То есть великолепное разнообразие пустоты.
- Отлично, блин, - интонация, напротив, была более чем не миролюбивой. - Чёрт знает где, в компании отброса общества, да ещё и выпить нечего.
Словно отвечая его мыслям, около футона на полу возникли два бокала и бутылка сливового вина.
Джирайя уставился на неё удивлённо, потёр кончик носа и всё-таки взял в руки, изучая.
Хорошее вино, качественное и дорогое.
- Хм... - только и протянул беловолосый, налив немного в бокал. Посмотрел сквозь янтарную жидкость на свет, понюхал и очень осторожно попробовал. Вино этикетку оправдало...и, что самое главное, действительно оказалось вином.
"А вот это всё интереснее...предметы из ниоткуда по желанию? И кто это делает? А главное, зачем? А ну-ка..."
Небольшой эксперимент - Джирайя загадал первое, что пришло в голову при взгляде на комнату, обставленную в традиционном минимализме. На полу тотчас возникло несколько мягких подушек в тёмно-рыжей гамме, гармонирующих по тону со стенами.
"Неплохо..."
Жабий отшельник ухмыльнулся и выразительно уставился на сокомандника, проворковал приторно-сладко:
- Кажется,вам пора опохмелиться, Орочимару-сама?

0

6

Единственное, что о ситуации можно было сказать определённо: за прошедшие годы Джирайя так язвить и не научился.
- Касательно отбросов общества…- Орочимару хмыкнул и устало присел на подоконник. - Не буду спрашивать, как ты сюда попал, уже ясно, что не помнишь…а что помнишь последнее?
Саннин с вялым интересом глянул на свои ноги, с которых, воспользовавшись случаем, радостно соскользнуло сволочное кимоно. Подумал, что надо бы действительно от него избавиться
Ну, давай, лягушка. Начни выкаблучиваться по старой памяти. Объясни мне, что не собираешься отвечать на мои…или как там? О! Спроси, с какой стати ты вообще должен отвечать. Или сделай вид, что не услышал. Порадуй меня своей предсказуемостью.
- Кажется, вам пора опохмелиться, Орочимару-сама?
Орочимару передёрнуло.
Предсказуемо. Спасибо.
- Ты… - он поднял голову. Осёкся. Нервно дёрнул углом рта, непонимающе и хмуро уставившись на появившиеся подушки и…а, ну да. Вино.
- Что это было? – больше всего на свете, пожалуй, даже больше бывшего сокомандника, Орочимару раздражали вещи, которых он не понимал.
Какого чёрта?!

0

7


Джирайя вяло следил за перемещениями сокомандника по комнате.
"Давай-давай. По комнате взад-вперёд, морду покриви, сделай вид как тебе на всё положить и о-боже-как-раздражает."
В общем, ничего интересного не наблюдалось - когда это змей вёл себя иначе? Без вот этого дурацкого выражения на роже - "А я всё знаю лучше всех"...но что это?
"О. Кажись и тебя проняло, змеюка"
- А шоб я знал, - хмыкнул жабий саннин, всё-таки поворачивая голову к Орочимару. - Это место исполняет желания. Не спрашивай как....
Он хихикнул и представил себе пяток голых девочек.
Ничего не случилось.
- ...И не все, - мрачно закончил Джирайя, скрещивая руки на груди.
"Та-ак. Занятно. Значит предметы мебели и продукты питания можно..." - перед ним появилось блюдо с клубникой - "а вот живых существ нельзя..."
В подтверждение его догадок от мысли о маленьком рыжем пушистом котёнке ничего не произошло.
- Ага. На живое это не распространяется.
Он скрестил ноги, ещё раз, более внимательно оглядывая помещение. Попытался убрать ширму - ничего.
Шутки ради, беловолосый глянул на сокомандника - стараясь при этом не акцентироваться на стройной конечности, высунувшейся так непристойно из полы кимоно - желая укоротить его шевелюру до состояния короткого вздыбленного ёжика. Просто чтобы посмотреть, на что это будет похоже - сколько Джирайя себя помнил...вернее, сколько он помнил себя рядом с Орочимару, у того всегда были длинные волосы. Которые росли, он их периодически срезал кунаем - когда патлы становились ну совсем уже до пояса или вроде того...
Так. Что-то он отвлёкся. Хотя и отвлекаться по сути не от чего - ничего опять не случилось. Равно как и от шальной мысли избавить сокомандничка от кимоно - всё равно не держится. Да и не идёт.
По крайней мере Джирайя старательно пытался себя убедить, что так оно и есть.
- И на нас эта техника тоже не действует, - изрёк жабий мастер, поднимаясь на ноги. - Впрочем, может стоит тебе попробовать что-то загадать...только сразу предупреждаю - идея о моей мгновенной и мучительной смерти бесполезна. Не дождёшься.
Джирайя выразительно ухмыльнулся, в кои-то веки глядя Орочимару прямо в глаза.

0

8

Не все…на нас не действует…боже, детство какое.
Последняя мысль относилась к клубнике.
Игнорируя неожиданную Джирайевскую…смелость? или как там?... Орочимару задумчиво глянул на блюдо. За годы работы в лаборатории он привык…хм. Скажем, подозрительно относится к неожиданностям.
Очень хотелось попросить лягушку попробовать ягоды, а потом засечь положенное время. И желательно с занесением результатов в лабораторный журнал. Но гений терзался сильным подозрением, что на подобные предложения лягушка, выражаясь осторожно, вызверится. А с мордобоем ещё успеется.
Ну предполжим…
Нормальная одежда не появилась. Орочимару слегка расстроился, но гораздо больше его беспокоила другая мысль: возможно, эта идиотская техника работает только для Джирайи.
Паршиво.
Следующее пожелание исполнилось. В некотором смысле. Если уж честно, саннин предпочёл бы кого-нибудь, кому можно было бы оторвать голову после получения объяснений. Вместо этого пришлось читать записку, на плотной желтоватой бумаге, изящным подчерком написанную, появившуюся под горшком с изуродованным искусством деревцем.
Орочимару пробежал послание глазами ещё раз и снова выругался. Несколько даже восхищённо. С чувством зачитал вслух:
- Администрация не несёт ответственности за возможные неудобства личного характера и желает приятного отдыха. Развлекайтесь!
Гений негромко взвыл, скомкал записку и запустил в стену. Чёртова бумажка ожидаемо до стены не долетела, где-то на полпути эффектно вспыхнув и осыпавшись мерцающей пылью. Орочимару перекосило окончательно.
- … , - сообщил он непонятно кому. Фыркнул и осклабился, непосредственно плюхнулся посреди комнаты и подгрёб ближе к себе блюдо с клубникой. Глубокомысленно уставившись в потолок, сунул в рот одну ягоду. Отстранённо вспомнилось, что в далёком детстве он клубнику очень любил.
- Ну…неудобство личного характера? И чем предлагаешь заняться, пока эта хрень не закончится? Давай, лягушка…ты же у нас творческая личность. Придумай что-нибудь небанальное, а?

0

9


Джирайя задумчиво наблюдал за сокомандником и его телодвижениями, усевшись на подоконнике. Записка его совершенно не порадовала, хотя какие именно имелись в виду неудобства, он так и не понял - то ли странный выбор пары, то ли шмоток, то ли вообще всей ситуации в целом.
"Да-а, дела..."
Орочимару, поедающий клубнику, выглядел... мягко говоря, странно. Если не сказать "провокационно", хотя ничего откровенно сексуального в том, как немолодой уже мужчина отправляет в рот ягоды, не было.
В ответ на репризу змееглазого про "придумай что-нибудь" он только неопределённо оглядел комнату и ухмыльнулся:
- Видишь ли, моя творческая направленность несколько не подходит для двух бывших сокомандников чёрт знает где запертых с тарелкой клубники.
Казалось, взгляд чёрных глаз может начать плавить стены.
Не то чтобы Джирайя был сильно раздражён, нет. Хотя, если подумать, проснуться неизвестно где, когда засыпал дома с надеждой по пробуждении сесть за новую рукопись - это, мягко говоря, дерьмово. И сильно бесили не свои хакама. И Орочи...почему из всех именно он, в конце концов?!
- Интересно, чего они этим хотели добиться?... - протянул беловолосый саннин вслух и сам себе изумился - эта мысль не должна была прозвучать.
"Ксо..."
Взгляд переметнулся на сокомандника и его занятие.
- В любом случае, твой метод решения проблемы меня вполне устраивает. -  Жабий саннин слез с насиженного места и устроился на полу, скрестив ноги на подушке. Взял ягоду за хвостик и откусил половину, глубокомысленно разглядывая алую мякоть.

0

10

- Банально, - хмыкнул Орочимару. – Фи, Джира-айя…скучно. О! Идея! Кому-то сильно припёрло полюбоваться легендарными саннинами, обожравшимися клубникой, - в подтверждение он потянулся за очередной ягодой, перевернувшись для удобства на живот. Похабное кимоно окончательно задралось, обмотавшись вокруг бёдер. Орочимару фыркнул и поправлять его не стал – а чего ради? Подперев подбородок ладонью, он зачарованно уставился на клубнику. Хмыкнул. И снова потянулся к блюду.
Вот интересно, - мысль получилась ленивой и отвлечённой, - мне одному кажется, что происходит маразм, м?
- Мне скучно, - сообщил он раздражённо. Покосился на бывшего сокомандника и ослабился: - А интересненько смотришься, радость моя. Нет, серьёзно, в цирке за тебя бы заплатили неплохие деньги. Или в музее. Жаба в бусах.
Ну вызверись, что ли…
- Окажись здесь вторая наша блондинка, я бы предложил сыграть в карты на раздевание. А так и жульничаем мы одинаково, и одежды на тебе больше…учитывая бусы. И смысла нет – то, чего я не вижу сейчас, я предпочёл бы не видеть в принципе. Опасаюсь за свою хрупкую психику…ну предложи что-нибудь ты. Или твоя творческая направленность подходит только для кропания бездарной пошлятины, а?

0

11


Тон ответа жабьего саннина был таким же ленивым, как мысли Орочимару.
- Зато на меня хоть смотреть будет приятно - в отличие от тебя и твоей тощей бледной задницы, которую я имею счастье лицезреть, - конец вышел сварливым, и Джирайя подбородком указал на искомую часть тела сокомандника. - Абсолютно, знаешь ли, асексуальное зрелище.
Эта была их обычная, годами отточенная пикировка.
Джирайя опёрся на руки позади себя, и продолжил:
- Ах ви-идеть не хочешь? А что ж так? Боишься от зависти собственным ядом захлебнуться?
Он хмыкнул, мотнул головой и стянул бусы с шеи, отбросив их куда-то назад.
"..."
- И потом, что-то я, ты знаешь, совершенно не скорблю, что тебе скучно - мне, веришь, нет, на это положить.
Он самодовольно осклабился в лицо Орочимару и пожелал себе свиток и чернила.
Они тут же возникли рядом с саннином.
- Кстати о бездарной пошлятине. Ты же её не читал. По крайней мере плевался очень натуралистично, морду куриной жопой делал и клялся, что в руки не возьмёшь.
Он снова ухмыльнулся, раскатал свиток на коленях и увлечённо начал что-то туда записывать, периодически обмакивая кисточку в тушь и покусывая её деревянный кончик в попытке подобрать нужную метафору.
"Бездарная пошлятина. Фи. Это искусство, а у тебя просто вкуса нет"
Джирайя демонстративно потерял интерес к клубнике, стремительно исчезающей в желудке змея.
"Чтоб ты подавился. Или нет, объелся и красными пятнами изошёл"

0

12

- Касательно бездарной пошлятины – это не моё мнение. Общественное. А я, - Орочимару подумал, попытаться ли изобразить скромность и решил, что лень. Учитывая, что жабка всё равно не смотрит, - я всего лишь доношу до тебя мнение рядовых читателей. Не обижайся, Джирайя. Не всем быть гениями, - самодовольный смешок. – А некоторым не стоит даже пытаться.
Хм. Как всё предсказуемо. Ску-учно. Положить ему…скотина.
Как вариант можно было тупо уснуть. И получить достаточно экстремальное удовольствие от сна в присутствии человека, который, выражаясь осторожно, рад и счастлив был бы твоей смерти.
Ксо. А ведь действительно сейчас усну.
Увы, обычные полуленивые взаимные оскорбления привычно скатились к обыденной, почти, чёрт возьми, семейной перебранке, которая, что бы там не думали окружающие, крайне редко заканчивалась чем-то другим.
Орочимару начинал злиться.
В принципе, какая-то часть робко вякнула про то, что трезвому и адекватному ему такая идея не пришла бы, на что сознание резонно возразило, что это трезвым. И адекватным. А сейчас – к чёрту.
Усевшись он некоторое время задумчиво наблюдал за взмахами кисти, рождающей…
да уж
…очередной джирайевский шедевр. Орочимару поморщился. Обречённо вздохнув…
Прости меня, лягушка. Я просто не знаю, как ещё тебя довести.
…предусмотрительно отодвинул чернильницу и, не дожидаясь недовольных воплей, опёршись для устойчивости о бёдра дражайшего и слава-богам-бывшего сокомандничка  с чувством его поцеловал. Нежности в поцелуе не было, страсти, если уж честно, тоже, но зато было навалом любопытства, с успехом заменяющего последнюю: по крайней мере, это было не игрой, но нормальным поцелуем, с языком и дразнящими покусываниями чужих губ.
Кстатит, джирайевские губы всё ещё сохранили вкус клубники – что немного скрашивало происходящее. А ещё, почему-то дерева и…
Тьфу, блин. Нашёл о чём думать.
Орочимару отстранился, задумчиво облизнулся, бесцеремонно хватая Джирайю за подбородок и разворачивая к свету. Хмыкнул показательно разочарованно:
- Вот говорили мне не верить сказкам…и где разница?
Внутренне он подобрался, искренне надеясь, что теперь-то лягушка вызверится. По-крайней мере, сам бы он вызверился…хотя, если уж совсем честно, не сказать, что это было совсем плохо.
Что-то я явно перетрудился.
Тоскливо и отстранённо подумалось, что, как вариант, бывший сокомандничек может тупо послать его подальше: в конце концов уже не дети, чтобы ловиться на такие выкидоны, - а потом снова вернуться к своей нудной писанине. А тогда придётся думать ещё какой-нибудь вариант.
Жутко не хотелось.
С запоздалым ужасом, Орочимару понял, что хотелось ему даже не искомой и ожидаемой драки, но повторения. И, возможно…
… .
… !!!
Так, спокойно. И что, интересно, было в клубнике, м? Надо взять на экспертизу, когда выберусь. И…бля. Он ведь тоже её ел.
Вот точно … .

Отредактировано Orochimaru (2007-29-10 09:43:36)

0

13


Все те бесконечно долгие, и чего уж там скрывать, неожиданно-приятные мгновения, когда змей его целовал, в голове билась только одна судорожная и порядком тупая мыслишка - "А что здесь вообще происходит?"
И, самое главное, какого хрена я отвечаю?
Потому что на поцелуй он действительно отозвался, хотя и весьма лениво - потому как просто-таки не мог допустить, чтобы клятая змея так хозяйничала своим длинным
как тентакля, тьма побери
языком в его рту.
Но, что самое интересное, некоторая часть тела отозвалась тоже вполне себе активно, что саннина, мягко говоря, удивило.
"Нам не по 13 лет, это не первый поцелуй, что за фигня?!"
А Орочимару, тем временем, всё так же продолжал строить из себя...что-то.
- Нет, а чего ты хотел? - Джирайя мотнул головой, освобождая лицо из хватки прохладных цепких пальцев. - Если ты про ту сказку, о которой я думаю...я не стану принцем, - самодовольная ухмылка, - я же бог.
"Не спрашивай чего"
- И кстати, - саннин снизошёл-таки, отложил свиток и перехватил запястья сокомандника ладонями, отводя его руки от себя. - Я, кажется, нашёл способ развеять твою скуку, только тебе он вряд ли понравится.
Жабий мастер хмыкнул и рывком сдёрнул с сокомандничка пояс его кимоно.

0

14

Синяки останутся.
С-скотина…нафиг так хватать-то!

- О-о-о, - протянул Орочимару, изо всех сил пытаясь сохранить серьёзность, - жабку пробило на брута-альность…мне страшно.
Покосился на ту самую некоторую часть тела, состояние которой крайне хреново маскировалось свободными хакама из достаточно, как оказалось, тонкой ткани. Не выдержал и зашёлся восторженно шипящим смехом:
- О да…великий эро-саннин…слушай, Джирайя, палатка в штанах уместна годков так в четырнадцать, не находишь? Может, тебе к врачику сходить, а? Хотя, - он изобразил задумчивость, но, снова не сдержавшись, прыснул в кулак, - честно, не знаю, чем тебе наша блондинка поможет…или, скорее, ты ей.
Змееглазый широко и издевательски осклабился. Откатился в сторонку и устроившись на животе поинтересовался:
- Неужели же это ты так реагируешь на маленький эксперимент? – он повёл плечами позволяя кимоно сползти и прошипел почти сочувственно: -  Расслабься, радость моя, опыт всё равно не удался…ну, если уж так припёрло, отойди в сторонку подрочи – думается, это лучшее на что ты способен, нэ-э? Меня стесняться не надо, я отвернусь…если, конечно, там хоть есть, что скрывать, - выразительно изогнув бровь, чуть прищурившись, сделал вид, что оценивает и снова сложился от смеха.
Внутренний голос вякнул что-то про камикадзе, но Орочимару таких слов не знал и предпочёл его проигнорировать.
Блин, спасибо что теперь оно хотя бы без бусиков…а то я точно бы умер.

0

15


А вот тут Джирайю наконец накрыло.
- Бледножопый ***ак! - рявкнул он, взвившись на ноги. И вздёрнув следом за собой эту наглую тварь - естественно, методом испытанным и заученным ещё в молодости - намотав патлы на кулак.
Не сдержался, влепил свободной рукой пощёчину и отшвырнул сокомандника в угол, пользуясь тем, что реакция у Орочимару-пьяного чуть-чуть, да замедлилась.
В два шага пересёк разделявшее их пространство и с чувством пнул бледное тельце в складках кимоно в живот.
"Ублюдок грёбаный"
- В сторонке, говоришь, подрочить...- голос был издевательски-задумчивый, и саннин опустился на колени. Схватил рукой за горло, грубо и сильно сжимая, надавливая ладонью под челюсть так, чтобы высунуть свой длинный и смертоносный язык Орочимару не смог бы. - Пожалуй, я всё-таки попользуюсь тем, что само в ручки просится.
"А ты узнаешь, как это - когда тебя насаживают на вот это "нечего скрывать"
Ответ пришёл сам собой - белые волосы удлиннились, разделяясь на несколько прядей, и крепко обвили тело змея - связав руки над головой и задрав силой раздвинутые ноги вверх - так, что тонкие лодыжки беспомощно болтались в воздухе.
Джирайя несколько брезгливо, однако не без вожделения обозрел открывшееся ему - естественно, не убирая руки с горла сокомандничка. Придушить насмерть не придушит, однако покорности прибавит. И благоразумия - дергаться в таком положении было бы для змеиного саннина весьма чревато.
- Шлюха, - хмыкнул жабий мастер, проводя кончиками пальцев свободной руки по неожиданно горячим бёдрам Орочимару, сжав на миг его плоть и после попытавшись ввести внутрь палец.
Неудобно.
Беловолосый материализовал в руке вторую бутылку вина и щедро вылил половину на живот бывшего товарища, глядя, как янтарно-красные струйки стекают вниз - туда, куда ему надо было.
Не для того, чтобы комфортно было змею, а исключительно эгоистично - ради собственного удобства.
Отставив бутылку и распустив пояс собственных хакама, Джирайя наклонился ближе к в прямом смысле разложенному Орочимару и резким, несомненно болезненным движением вошёл в него.

0

16

Когда именно происходящее перестало быть развлечением осталось загадкой: в момент, когда Орочимару с некоторым даже удивлением увидел – слишком близко от собственного лица – перекошенную яростью жабью морду…
"О. Ну надо же. Мы можем быть ещё уродливее."
…или когда он, не успев даже озвучить последнюю мысль, смачно впечатался в стену.
"Ксо!"
Кто-то когда-то в отобранном и прочитанном донесении окрестил каге звука бескостным, ввиду его нечеловеческой гибкости. Орочимару на секунду горько пожалел, что оно не так – не слишком приятно слушать хруст своих рёбер.
"Перелом не перелом, но трещина будет…сука."
Он скрутился клубком от неожиданно отвратительной боли, но долго ему наслаждаться такой роскошью не позволили, и пару секунд оставалось только плотнее сжимать зубы, чтобы не завыть от беспомощной злости.
- Шлюха.
Саннин зашипел и дёрнулся…насколько это позволяла Джирайевская хватка.
"О ксо…интересно…он как, ждал и готовился? И планы строил?!"
На долю секунды, когда получилось скосить глаза, стало глупо, но отчаянно страшно. Скрывать, блин, было что.
"Вот этим бы и занялся!"
А вот потом стало по-настоящему больно. И унизительно – никогда Орочимару не отличался особой щепетильностью, или приверженностью какому-нибудь идиотскому кодексу чести, но…но, знаете ли, и в ситуации подобной тоже оказался впервые.
Змееглазый саннин на секунду зажмурился, смаргивая закипающие на ресницах слёзы злой боли. Скривился, оскалив зубы. С трудом, проталкивая слова через пережатое горло, но прошипел:
- Живей, головастик… сильнее…должен же и я…почувствовать…хоть что-то? – удалось даже подобие глумливой ухмылки, и легендарный сам себе мысленно поаплодировал.
"Если повезёт, попытается придушить сильнее и потеряю сознание. Если не так повезёт…всё равно потеряю, но не так быстро."
Последнее, в общем-то, относилось к последним надеждам, ибо Орочимару явно – и несомненно умышленно на подсознательном уровне – недооценивал собственную живучесть.

0

17


Способность змея пытаться вести себя как самый-умный-самый-крутой даже в ситуации, когда его банально насиловали, просто таки поражала.
- О. Боюсь спросить, чем и сколько тебя трахали все эти годы, что сейчас ты ничего не чувствуешь...и вправду блядь, похоже, - Джирайя хмыкнул, делая вид, что не замечает прозрачных солёных капель в уголках раскосых золотых глаз, в противоречии словам затуманенных болью.-Только меня, ты не поверишь, совершенно не волнует, чувствуешь ли ты что-то.
"А если б и волновало, ты б узнал об этом последним"
Тем не менее, двигаться внутри саннин с самого начала стал жёстко, не позволяя даже мысли промелькнуть о том, что надо бы как-то сбавить темп...хотя б заради того, чтоб у самого наутро ничего не болело.
"К чёрту. Эта сучка получает что заслуживает...и всё. И хватит об этом"
Несмотря на все вполне здравые размышления о том, что надо бы покончить с этим...поскорее? Ха! Как бы не так. Как можно медленнее, давая змею возможность полноценно ощутить все глубины своего отчаянно-самоуверенного "а я ничего не чувствую!"...так вот, несмотря на все эти мысли, самым верным было бы после этого просто встать, бросив использованное тело сокомандничка, и уйти - оставив напоследок пару отметин "Тут был Джирайя".
Только вот...жалко его, что ли?
"Да ну к чёрту. Ему небось нравится такое. И он бы тебя точно не пожалел, не так ли? И...да. Плевать. Пусть смотрит снисходительно и с отвращением, пусть трепется сколько угодно, сам себя убеждая, какой он крутой и гордый - всё равно в итоге оттрахан и брошен будет он, а не ты. А остальное неважно. Тем более сам нарвался"
Примерно такое роилось в голове жабьего саннина, пока он, лишь слегка ослабив хватку на горле Орочимару - ровно столько, чтоб позволить дышать, но не дать что-то сделать или начать трепаться, - двигался в нём, почти полностью выходя и новым движением вгоняя себя почти до основания.
"Жалко, что я не догадался так с тобой поступить раньше...и, да. На обморок не надейся даже"
Рука, которой до этого Джирайя опирался о стену около головы сокомандника, снова вцепилась в чёрные волосы и довольно ощутимо рванула вверх, не позволяя отвернуться. Вертикальные зрачки и золотистая радужка замаячили совсем близко.
- В глаза мне смотри.

0

18

Наверное, если бы можно было говорить – стало бы легче. Вероятно. С другой стороны, тогда появилась бы и возможности кричать – а это было совсем лишним, учитывая, что Орочимару совсем не был уверен в том, как долго смог бы сдерживаться.
А так – прошипеть сдавленно:
- Послушная…жаба, - отчётливо понимая, что нарывается, но…в самом деле, не просить же о пощаде.
"О да. А если бы и попросил – и что бы это дало…тварь."
А потом только вздрагивать, шумно выдыхая, стискивая зубы. От боли и…унижения?..сознание поплыло и нормально функционировать отказалось - окружающее воспринималось урывками: Джирайевский голос, чего-то вещающий; боль;  дёргающийся потолок – единственное, что перед глазами; боль; уже тепловатая, растекающаяся и подсыхающая липкими струйками жидкость на теле. Запах алкоголя…
"Ксо. Похоже, вино я пить смогу не скоро."
…и пота. Боль. Что-то тёплое стекает по щеке – не совсем понятно, слёзы или кровь из прокушенной, когда всё-таки застонал, губы. Совершенно спокойная мысль…
"А ведь он меня просто убьёт. Вот интересно, загнусь в процессе, или потом?"
…и дикий ужас, вызванный необходимостью терпеть ещё…хоть сколько-то.
"Не надо. Хватит. По…жалуйста. Нет…Не хочу. Хва…тит!"
И нет сил даже разозлиться.
"А я, оказывается, умею так бояться."
- В глаза мне смотри, - сокомандничек от души рванул за волосы, и Орочимару, ввиду добавочной порции неприятных ощущений, даже не сразу сообразил, что произошло.
Соображал секунды пол.
Оказывается, осклабиться торжествующе и зло он мог в любом состоянии.
Как это смотрелось в сочетании с заплаканным, искажённым болью лицом – отдельный вопрос.
"Смотрю.
Ублюдок!"

На самом деле фантазии на пока хватило только на парализовать и – на сладкое - на пару секунд поделиться ощущениями. Не глядя, змееглазый отполз в сторону и позволил себе невероятную роскошь – скрутиться узлом и застонать. Замер, просто пытаясь привести дыхание в норму, остервенело провел рукой по лицу и со странным выражением уставился на дрожащую ладонь.
"Всё таки кровь.
…ненавижу."

Мысли текли вяло и как-то расплывчато. Орочимару пытался заставить себя собраться – хотя бы потому, что потеряй он контроль сейчас…лучше не стоит. Но получалось паршиво. Санин попытался заставить тело хотя бы перестать трястись. Морщась от боли, размял запястья, на которых уже проступили следы. Коснулся горла, скривился, с ужасом и отвращением понимая, что ещё немного – и разрыдается. Зажмурился. Прикрыл ладонями лицо, заново выбешиваясь от того, как они дрожат. Постарался придать голосу максимально нормальные интонации.
- Ну…жабка. И что мне с тобой сделать теперь? Может, действительно послать в угол? Если тебе так приспичило? Как? Больше ничего в ручки не просится?
Орочимару выдохнул. Уставился в тёмные глаза, пытаясь определить, чего ему хочется больше: прикончить этого…эту тварь, или всё-таки, сдохнуть самому.
На самом деле, больше всего хотелось сбросить кожу. И даже не из-за повреждений. А потому, что к этому телу…в этом теле…
"О. Никак истерика. Мило."

0

19


Осознал свою ошибку Джирайя мгновенно - как только по непонятной ещё миг назад причине откатился в сторону от тела сокомандничка, техника перестала действовать и волосы привычной, но непривычно-шелковистой волной упали на плечи.
"Ксо...недооценил"
Хотя не так уж всё было и плохо - он не катался по полу, стоная и подвывая, не пытался дышать через дыру в гортани...не смотрел картины собственной смерти, а всего лишь почувствовал толику той боли, что он сам причинял.
"Ксо... и за что я его так, в общем-то?..."
За невинную глупую подъёбку родом из детства? Неужели это достойный повод?...
Беловолосый саннин прикрыл лицо руками, отводя взгляд - исключительно в попытке спрятаться от сильно неприглядного зрелища морально сломленного Орочимару. Это почему-то казалось настолько из ряда вон, что порядком действовало на психику, ещё усиливая ощущение ненормальности всего происходящего. И это просто не могло нравиться.
Джирайя расплостался на полу, раскинув руки и тяжело дыша, глядя в ровные пересечения балок перекрытия над собой.
"Это... явно не то, что я хотел...и не то, что хотел он"
Ответ пришёл практически сразу - откуда-то изнутри, словно...что же это?
Чёрт.
Джирайя торопливо завязал обратно пояс хакама и пожелал себе мазь - не то чтобы новую, но несильно известную разработку медиков Конохи. Намазал повреждённую область, приложил руку с концентрированной чакрой - и лечишься в отсутствие профессионалов. Вполне, кстати, успешная штука.
Сжав флакон в руке, он сел около скрутившегося в комок Орочимару, стараясь побороть вдруг явившуюся нерешительность и стойкое нежелание прикасаться, объяснения которому не было. Протянул ладонь, отвёл руки змеиного саннина, осторожно нанося прозрачную мазь на его живот - там, где были треснуты рёбра. Сконцентрировался, всё ещё боясь глядеть в глаза - и принялся исправлять содеянное.
Времени потребовалось совсем немного - меньше минуты. Поразительно. Он ожидал худшего, а ещё ожидал получить в морду прямо вот сейчас - и какой-то отдалённой частью сознания удивлялся, что обычно скорый на расправы подобного рода змей лежит не шевелясь, и... чёрт. Он просто не мог заставить себя глядеть в заплаканное лицо. Заплаканное и окровавленное.
А вот теперь - самый...кхм... специфический пункт программы.
- Только не дергайся...пожалуйста, - голос звучал глухо.
Джирайя мягко обхватил сокомандника подмышки, разворачивая его к себе спиной и одновременно выливая на пальцы лечебную мазь и осторожно, безумно осторожно вводя их внутрь.
Придержал вздрогнувшее тело, зашептав в ухо бессвязную успокаивающую чушь.
- Тише, тише... хороший мой...любимый мой...прости...
Только мгновение спустя, уже прижимаясь губами к бледной шее, он понял, ЧТО всё-таки сказал.
"О...да...ну и кому тут мозг снесло?"
Однако лечение наконец закончилось - и вполне успешно - и саннин, не вдаваясь в подробности и больше ничего не объясняя, подчёркнуто вежливо убрал с змееглазого руки, бережно уложил его и материализовал сверху тёплое одеяло.
Сам отошёл и сел на подоконник, глядя на скользящие по жалюзи лучики солнца.

0

20

Долго истерить не дали. Тело в углу зашебуршилось и задвигалось. Орочимару стало физически нехорошо.
"М-мать. Нет. Только не снова. "
Поверх отчаяния отчётливо накладывалось осознание: если подобное повторится, его не хватит даже на глупые подъёбки и притворство. Будет скулить, заливаясь слезами и соплями, и беспомощно дёргаться. Возможно, умоляя о пощаде.
"Нет. "
- Не…трогай меня. Сука, – получилось очень тихо и, вероятно, неубедительно. По крайней мере Джирайя не то не услышал, не то проигнорировал услышанное.
Что совсем паршиво, двигаться не то что было затруднительно – это не так уж и ново для шиноби, дожившего до их возраста. Двигаться не хотелось. Вообще ничего не хотелось.
"Так. Спокойно. Просто тихо отлежаться, пока не полегчает…не в первый раз. "
Орочимару предпочитал не акцентировать внимание на том, что обычно вот так отлёживаться приходилось…хм. В несколько иной обстановке: например, когда одного, но гения, забивали ногами далеко не гении…но ногами. И толпой.
"Вот. Правильно. Тогда выжил – и сейчас выживу. И…что-то жабку на заботу пробило. Не наигрался ещё, ублюдок? "
Последнее он, кажется, озвучил. Впрочем, поручиться не мог – сознание в целях самозащиты несколько отрубилось. И воспринимал он всё как в полусне. Спокойно. А-меня-здесь-вообще-нет…Орочимару дёрнулся и зашипел беспомощно, с омерзением и отчаянием понимая, что деваться некуда, и даже вжимается он спиной в того же Джирайю, который…какого чёрта?
- Тише, тише... хороший мой...любимый мой...прости...
"Ах. Ты. Тварь. "
Вот теперь пришла злость. Хватающая за горло. И слёзы – не банальная реакция на боль, а нормальные, обильные, горячие слёзы, в полной тишине стекающие по бледным щекам. Нормальные – для, скажем, несовершеннолетней девицы, которую этот…грёбанный извращенец избрал своей, бля, музой. Но…не…
Орочимару скрутился под одеялом, даже не стараясь всхлипывать тише. Пункт первый – а кого и чего ему собственно стесняться после произошедшего, пункт второй, получалось и так негромко. Придушенно. Пункт третий, мозги уже потихоньку включались, и он понимал, что нормальная выраженная истерика кратковременна – если её не сдерживать. А по окончанию можно думать нормально. Что делать…и как выпутываться.
"Ну предположим. Выхода я не вижу. Если о нём попрсить…нифига. Ожидаемо. "
Санин выпутался из-под одеяла, точнее, уселся, замотавшись в него, и пасмурно уставился на красные стены.
"Ксо. Окно…сомневаюсь. Ладно. Что тогда? Мы здесь на определённый срок? Или?.. "
Орочимару покосился на сокомандника…и усмехнулся почти в норме.
"Мило. … . Если я прав – а есть у меня такое ощущение…мило. Полный … . "
Джирайя продолжал разглядывать что-то за окошком. Орочимару вздохнул и хмыкнул устало, с интересом прислушиваясь к ощущениям.
"Нормально…и что это было? Очередная наработка блондинки? Надо будет сообразить состав. А то мало ли что. Бля. "
- Иди сюда, - получилось, вероятно, предельно неэротично. Хрипловато и с оч-чень странными интонациями.
"Ну давай жаба…прояви сознательность. "

0


Вы здесь » Naruto - Нити Судьбы » Бордель » Джирайя и Орочимару